Главная \ СТАТЬИ/ВИДЕО \ Медицина и психология \ Увеличение времени ношения снижает продолжительность плача детей первого года жизни.

Медицина и психология

Медицина и психология

« Назад

Увеличение времени ношения снижает продолжительность плача детей первого года жизни.

Отделение педиатрии, Исследовательский центр Университета МакГилл при Монреальской детской больнице (The McGill University - Montreal Children's Hospital Research Institute), Монреаль, Квебек, Канада

Оригинал статьи находится по адресу: http://www.portareipiccoli.it/trial_hunziker.htm

РЕЗЮМЕ. Картина плача среднего ребенка первого года жизни в индудустриальном обществе характеризуется общим нарастанием до шестинедельного возраста с последующим спадом к четырехмесячному возрасту с преобладанием вечернего плача. Мы выдвинули предположение, что этот "нормальный" плач можно сократить дополнительным ношением, т.е. увеличенным ношением в течение дня в дополнение к ношению во время кормления или в ответ на плач.

В рандомизированном управляемом исследовании 99 пар "мать - ребенок первого года жизни" были разделены на две группы: увеличенного ношения и контрольную. Во время пика плача (возраст шести недель) дети первого года жизни, получавшие дополнительное ношение, плакали и беспокоились на 43% меньше (1,23 ч/д против 2,16 ч/д) в целом, и на 51% меньше (0,63 ч/д против 1,28 ч/д) в течение вечерних часов (после 16:00).

Подобное, но менее выраженное снижение наблюдалось в возрасте 4, 8 и 12 недель. Снижение плача и беспокойства было связано с повышением удовлетворенности и частотой кормления, но продолжительность кормления и сна не изменились.

Мы пришли к выводу, что дополнительное ношение видоизменяет "нормальный" плач, снижая его продолжительность и меняя типичную картину плача и беспокойства в течение первых трех месяцев жизни. Отсутствие традиции дополнительного ношения в нашем обществе может провоцировать плач и колики у среднестатистического ребенка первого года жизни. (Pediatrics 1986;77:641-648; Сrying, carrying, colic, mother-infant interaction).

Все нормальные дети первого года жизни плачут. Обычно наблюдаемая в нашем обществе картина плача характеризуется увеличением продолжительности плача до возраста примерно шести недель с последующим постепенным уменьшением ее к возрасту четырех месяцев (1, 4). В течение дня длительность периодов плача, как правило, увеличивается в поздние послеобеденные и вечерние часы (1, 2, 4, 5). Несмотря на то, что мы расцениваем эту картину плача как "нормальную" (6), детей первого года жизни с подобной картиной плача часто приносят педиатрам-клиницистам как имеющих проблемы. Нередко их относят к категории страдающих т.н. приступами беспокойства или трехмесячными коликами (1, 2, 7, 9), которые, по разным оценкам, тревожат до 20% здоровых новорожденных (2, 9, 10). В последние годы плач стал предметом тщательного изучения не только по причине своей теоретической важности в раннем взаимодействии пары "мать - ребенок" (11,14), но также из-за своей важности как причины дистресса матерей, снижения длительности грудного вскармливания и плохого обращения с детьми. плач8

Несмотря на важность как для родителей, так и для клиницистов, необычайно мало известно об условиях, связанных с традициями ухода за детьми первого года жизни, которые могут способствовать или изменять характер плача. Этот недостаток информации еще более поразителен в свете невероятных докладов о межкультурных исследованиях малого или непродолжительного беспокойства в обществах, в которых практика ухода за детьми первого года жизни значимо отличается от нашего собственного (17,21).

Успокаивающий эффект ношения и качания уже давно оценен, и краткосрочные исследования составляющих этого сложного поведения подтвердили общее представление о том, что они уменьшают плач, заменяют возбуждение на повышенное визуальное и аудиовнимание и дают успокаивающий эффект, который сохраняется после окончания вмешательства (22, 23). В нашем обществе пребывание на руках также является наиболее частым и эффективным способом успокаивания (34), но, как правило, проявляется в ответ на плач. Кроме того, у матерей наблюдается меньше прямого контакта и больше относительной отдаленности от своих детей первого года жизни (17, 21, 22).

Хотя постоянное ношение вряд ли станет обычной практикой в уходе за детьми первого года жизни в нашем обществе, мы предположили, что "нормальную" картину плача можно изменить дополнительным ношением, т.е. увеличением времени ношения в течение дня в дополнение к ношению во время кормления. В этом случае такое ношение может иметь упреждающее успокаивающее влияние на детей первого года жизни и терапевтическую или привентивную значимость в отношении колик у детей.

Методология

Общая организация

Настоящее рандомизированное управляемое исследование проводилось для оценки эффективности дополнительного ношения родителями для уменьшения периода плача и беспокойного поведения у нормальных детей в возрасте от 3 до 12 недель. Здоровые пары "мать - ребенок" были набраны при рождении и включены в исследование при достижении ребенком возраста 3 недель. После получения базовых данных в течение одной недели испытуемые были разделены случайным образом на группу дополнительного ношения и контрольную группу. В группе дополнительного ношения родителей просили носить детей на руках или в переноске минимум три часа в день. В контрольной группе родителей просили помещать детей перед подвесной игрушкой и простым изображением лица, когда дети помещались в колыбель. Поведение детей, включая плач и беспокойство, а также действия родителей в отношении ребенка отслеживалось по дневникам, которые заполняли родители в 3 недели (линия отсчета), а также по достижении ребенком возраста 4, 6, 8 и 12 недель. Исследование получило одобрение комитета Монреальского детского госпиталя по медицинской и стоматологической оценке, все участвующие матери дали письменное информированное согласие.

Испытуемые

С июня по ноябрь 1983 года 234 подходящие пары "мать - ребенок" были опрошены в палатах родильного отделения двух ведущих госпиталей центрального Монреаля. Дети, подходящие условиям исследования, получали грудное вскармливание, были первыми у матери, имели при рождении вес не менее 2500 г и неосложненные пре-, пери- и постнатальные истории болезни. Матерям был разъяснена природа исследования, а также им сообщили, что если они примут участие, способ дополнительного воздействия на ребенка (ношение или визуальное воздействие), которое они будут применять, будет определен рандомизированно (в случайном порядке). Из подходящих пар 50% (n=117) согласились участвовать в три недели. Случайным образом 59 детей были отнесены в группу дополнительного ношения (в дальнейшем 10 выбыли), 58 были отнесены в контрольную группу (восемь отказались от участия в исследовании). Причинами отказа от продолжения стали неудобство матери (n=11), включая работу по регулярному ведению дневников (отсутствовало две или более недели), сильную занятость и болезнь матери, болезнь ребенка (n=1), и прочее (n=6), включая потерю дневника почтой и смену места проживания. Испытуемые, прекратившие эксперимент, отличались от оставшихся: выбывшие имели более низкий социально-экономический статус (61-68 по Green Index (35), непарный t = 3,02, P < .01) и были моложе (26-29 лет, непарный t = 2,68, P < .01), но они не отличались по неонатальным показателям (продолжительность гестации, вес при рождении, показатели шкалы Апгар на первой и пятой минутах), характеристикам детей (пол, возраст) и прочим характеристикам родителей (религия, язык, семейное положение, возраст отца). Среди оставшихся 49 участников группы увеличенного ношения и 50 участников контрольной группы не наблюдалось различий любого из приведенных переменных у детей или родителей (таблица 1). Количество участников данного исследования было определено на основании допущения, что сокращение ежедневного плача/беспокойного поведения на 25% будет значимым изменением поведения. Мы определили по ранее доступным данным (36), что размер выборки в 45 испытуемых на группу будет достаточным, чтобы снижение этой величины было случайным всего у 5% выборки, в то время как истинное снижение не будет зафиксировано у 20%. У некоторых испытуемых отсутствовали записи за одну неделю, но отсутствующие записи никогда не превышали 10% от общего количества в любой группе за любую неделю.

Таблица 1. Характеристики участников исследования

Характеристики Группа дополнительного ношения Контрольная группа
Ребенок
Пол:
Мужской
Женский

30 (61)
19 (39)

21 (42)
29 (58)
Раса:
Европеоидная
Негроидная
Монголоидная

44 (90)
1 (2)
4 (8)

44 (88)
3 (6)
3 (6)
Неонатальные показатели
Продолжительность гестации 39,6 ± 1,1 39,7 ± 1,2
Вес при рождении:
Мальчики
Девочки

3460 ± 470
3430 ± 340

3240 ± 350
3330 ± 330
Оценка по шкале Апгар:
1 минута
5 минут

8,1 ± 1,0
9,2 ± 0,6

8,1 ± 1,0
9,2 ± 0,6
Родители
Возраст (полных лет):
Мать
Отец

28,6 ± 4,0
31,4 ± 5,1

28,8 ± 4,4
31,8 ± 5,5
Социально-экономический статус:
Мать (баллы)
Образование: мать (лет)
Образование: отец (лет)

68,6 ± 8,2
15,5 ± 3,0
15,7 ± 3,0

67,1 ± 8,6
15,0 ± 2,9
16,3 ± 3,6
Религиозная принадлежность матери:
Христианство
Иудаизм
Другие религии

36 (74)
9 (18)
4 (8)

41 (82)
8 (16)
1 (2)
Родной язык матери:
Английский
Французский
Другой язык

29 (59)
17 (35)
3 (6)

28 (56)
18 (36)
4 (8)
Семейное положение:
Мать-одиночка
В браке

4 (8)
45 (92)

3 (6)
47 (94)
NB В столбцах результатов указано число детей или родителей с процентами в скобках или среднее арифметическое значение ± погрешность

Родительские дневники

Родители записывали поведение своего ребенка и свою собственную деятельность в предварительно протестированные суточные дневники. Одни сутки были представлены на одном листе четырьмя горизонтальными временными линиями (барами), каждый из которых был разделены на пятиминутные блоки. Верхняя половина каждого бара предназначалась для записи поведения младенца: сон, проснулся и находится в хорошем настроении, плачет, капризничает, кормление. Нижняя половина предназначалась для записи родительской деятельности: ношение ребенка с телесным контактом, движение с ребенком, но без телесного контакта (например, в автомобиле или коляске) и уход за ребенком (например, смена подгузника, купание, одевание ребенка). Продолжительность каждого поведения была показана в этих барах с соотвествующим каждому поведению символом. Дневники группы дополнительного ношения и контрольной отличались только названием символа, представляющего родительскую деятельность. Для базовой записи (3 недели) эта категория была исключена в обеих группах.

Проверка краткосрочного использования родительских дневников была проведена до начала исследования путем прямого сравнения родительских записей дневника с электронными записями плача и капризов (негативная вокализация) в течение 24 часов в десяти парах "мать - ребенок". Умеренно сильный продукт-момент корреляции был получен между продолжительностью записаных в дневнике плача и негативной вокализации (/ o = .65, P <.05), а также между частотой эпизодов плача/капризов и кластерами негативной вокализации (R = .71 Р <.05). Если бы была устранена одна плохо заполненная запись в дневнике, сила ассоциации для этого метода записи улучшилась бы до .89 и .85 соответственно (Р <.01).

Измерения младенческого поведения, полученные из дневников, были зависимостями продолжительности (в часах в сутки) и частоты (в эпизодах в сутки) плача/капризов, сна, спокойного бодрствования и кормления. Такие же измерения были получены для родительской деятельности при ношении с телесным контактом, движущегося ребенка без телесного контакта и ухода за ребенком. Эти значения были также получены для трех периодов суток: ночью (в полночь с 8 утра), день (с 8 утра до 4 вечера) и вечером (с 4 вечера до полуночи). Чтобы держать под контролем потенциальные субъективные предпочтения в записях, представленные различными видами вмешательства, родители также фиксировали частоту пяти младенческих реакций, которые считаются не находящимися под влиянием родителей: икоты, дефекации, срыгиваний, рвоты и тремора.

Процедура

При собеседовании матерям, которые отвечали требованиям, были выданы дневники и устные и письменные инструкции по их ведению. На 3-й неделе родителей обзвонили по телефону, чтобы определить, хотят ли они быть участниками исследования. Родителей-участников попросили заполнять дневник в течение одной недели. В конце 3-й недели пары "мать - ребенок" случайным образом были назначены в группу дополнительного ношения или контрольную группу, а затем их посетили на дому. По рассмотрении уже заполненных дневников для остальной части исследования были предоставлены новые дневники. В группе дополнительного ношения родителей попросили носить их ребенка в течение не менее трех часов в день, и было подчеркнуто, что ношение должно происходить в течение всего дня, а не только в ответ на плач, в дополнение к ношению во время кормления и независимо от того, спал или бодрствовал ребенок. В контрольной группе родителям было предложено вступать с младенцем в зрительный контакт, когда он был помещен в кроватку, но их не просили увеличить время нахождения в кроватке. Исследователи выдавали переноски для детей группе дополнительного ношения и мобили и фотографии лиц контрольной группе. Чтобы свести к минимуму субъективность записей, цель исследования была обозначена как изучение влияния дополнительной стимуляции на развитие поведенческих ритмов (сон, кормление, срыгивание и т.д.) у нормальных младенцев. Ни конкретные гипотезы, ни цель влияния на продолжительность и характер плача не были открыты родителям. С 4-й по 12-ю неделю с родителями связывались по телефону в начале недели. Заполненные дневники возвращались каждую неделю по почте сразу после записи. В конце 12-й недели родителей опрашивали о текущем типе кормления (грудное, искуственное, смешанное) и о частоте использования соски (часто или редко).

Анализ данных

Научный сотрудник, не осведомленный о проверяемой гипотезе, переносил данные из каждого родительского дневника на компьютер. Компиляция частоты и продолжительности определенного типа поведения, сжатие данных, а также анализирование были выполнены по программам, разработанным для данного исследования. Различия между группами были проанализированы в плановом сравнении с помощью одностороннего т-теста метода Студента на средства независимых выборок.

Схема 1

Ежедневная продолжительность младенческого плача/беспокойного поведения в ответ на изменение ношения ребенка. Верхняя диаграмма: обозначение и SD младенческого плача/беспокойного поведения в часах в сутки, рассчитанное для каждой недели согласно родительским записям для детей из группы дополнительного ношения (0, - - -) и контрольной группы (O, -) соответственно. Родительское воздействие (см. текст) для обеих групп началось в начале 4-й недели после первой базовой записи (3-я неделя). Нижняя диаграмма: обозначение и SD продолжительности ношения в часах в сутки, рассчитанное для каждой недели согласно родительским записям для детей из группы дополнительного ношения и контрольной группы. Ношение в период родительского воздействия в группе дополнительного ношения представляет собой пребывание ребенка на руках у родителя или в детской переноске.

Результаты

Как и ожидалось, средняя продолжительность ношения детей в течение дня в контрольной группе и группе дополнительного ношения на протяжении третьей недели была практически одинаковой (3,4 и 2,7 часов в день, см. схему 1, верхнюю диаграмму). С 4-й по 12-ю неделю в группе дополнительного ношения период пребывания детей на руках и/или в переноске значительно увеличился: на 2,1 ч/д на 4-й неделе и на 1,5 ч/д на 12-й неделе (в среднем на 1,8 ч/д), что в итоге составило 4,4 ч/д на протяжении всего исследуемого периода (в том числе 3,5 часа на руках и 0,9 в переноске). В контрольной группе детей носили на руках 2,4 ч/д.

Дополнительное время ношения на руках привело к изменению типичного соотношения времени плача и беспокойства младенцев после начала исследования (см. схему 1, нижнюю диаграмму). В контрольной группе кривая "нормального" времени детского плача/беспокойного поведения началась на отметке 1,7 ч/д (3-я неделя), достигла пика на 6-й неделе (2,2 ч/д) и к 12-й неделе упала до уровня 1,3 ч/д. В группе дополнительного ношения, однако, на 6-й неделе пика зафиксировано не было. Самый длительный период плача зафиксирован на 3-й неделе (1,8 ч/д) и потом он постепенно снижался до отметки 1,0 на 12-й неделе. Значительная разница во времени плача/беспокойного поведения ребенка в обеих группах наблюдалась на 6-й, 8-й и 12-й неделях, что означает сокращение периода плача/беспокойного поведения на 43%, 41% и 23% соответственно по сравнению с контрольной группой. Если бы периоды плача и беспокойного поведения измерялись отдельно, то схемы для обеих групп были бы идентичными представленным. Значительные различия в продолжительности времени плача наблюдались на 6-й, 8-й и 12-й неделях и в продолжительности беспокойного поведения на 6-й и 8-й неделях.

Изменения в продолжительности плача/беспокойного поведения на протяжении дня изображены на схеме 2.

Схема 2

Распределение плача/беспокойного поведения ребенка на протяжении дня. Средний уровень плача/беспокойного поведения ребенка в минутах в час для каждого часа в сутках для контрольной группы и группы дополнительного ношения на протяжении стартового периода (3-я неделя) и на протяжении 4-й, 6-й, 8-й и 12-й недель. Типичное увеличение продолжительности плача в вечерние часы сохранялось одинаковым для обеих групп на протяжении всего периода исследования. Однако хотя в группе дополнительного ношения дети меньше плакали и беспокоились на протяжении дня, эта разница особенно была заметна вечером, демонстрируя сокращение на 54% и 47% на 6-й и 8-й неделях соответственно. Значительные изменения были замечены на 6-й неделе в течение дня (0,4 и 0,6 часов), вечером (0,6 и 1,3 часа) и ночью (0,2 и 0,3 часа). На 8-й неделе - днем (на 0,4 и 0,6 часов) и вечером (на 0,5 и 1,0 час). Значительных изменений в течение суток на 4-й и 12-й неделе не было.

Для того чтобы определить, на что еще могли повлиять такие модели поведения, подобные исследования были проведены для периода кормлении, сна, бодрствования и удовлетворенного состояния младенца. Не было замечено никаких изменений в периодах кормления и сна на протяжении всего эксперимента, однако время бодрствования и удовлетворенного состояния значительно увеличилось у детей в группе дополнительного ношения на 4-й неделе (4,1 и 3,8 ч/д), 6-й (5,6 и 4,6 ч/д) и 8-й (6,0 и 5,0 ч/д). Оказывается, сокращение времени плача и недовольства приводит к увеличению времени бодрствования и удовлетворенного состояния.

На протяжении всего эксперимента частота кормлений в день в среднем была выше в группе дополнительного ношения по сравнению с контрольной (8,8 и 7,2 прикладываний в день соответственно), в отличие от всех остальных моделей поведения (плач/беспокойное поведение, сон, бодрствование и состояние удовлетворения), частота которых была схожей в обеих группах. Также не наблюдалось различий между группами по частоте приступов икоты, испражнений, срыгиваний, рвоты. Опрос показал, что соской пользовались 70% родителей в контрольной группе и 47% в группе дополнительного ношения. К концу исследования 45% родителей из группы дополнительного ношения и 40% контрольной группы полностью или частично перевели детей на искусственное вскармливание.

ДИСКУССИЯ

Результаты настоящего исследования показывают, что увеличение времени ношения ребенка связано с уменьшением детского плача и беспокойного поведения у первенцев, находящихся на грудном вскармливании на протяжении первых трех месяцев жизни. Такое изменение в поведении особенно явно прослеживается в сравнении с контрольной группой настоящего исследования в двух следующих ситуациях: отсутствие пика плача на 6-й неделе и сокращение продолжительности плача в вечерние время. Эти периоды были замещены периодами удовлетворенного бодрствования в большей степени, чем изменениями в продолжительности сна и кормления. На 6-й неделе разница наиболее значительна: в этом возрасте увеличение ношения ребенка на два часа соответствует снижению плача и беспокойства на час (43%). Относятся ли данные выводы к детям, находящимся на искусственном вскармливании, поздним детям, детям малолетних или имеющих низкий социально-экономический статус матерей или тех, кто не пожелал принять участие в данном исследовании, невозможно установить на основании данной работы.

Есть ряд причин, по которым увеличение времени ношения детей может приносить положительные результаты. Во всех обществах существуют различные специальные приемы успокоения плачущих младенцев: например, можно взять ребенка на руки, укачать, погладить, обнять или запеленать. Все эти действия связаны с переменой положения тела, повторяемостью, постоянством и/или ритмичностью, непосредственной близостью матери и ребенка и сенсорной модальностью. В кратковременных экспериментах с плачущими новорожденными большинство элементов описанных выше моделей поведения приводит к успокоению младенцев (22-24,26-29-31-33). Кроме того, в естественных условиях взять ребенка на руки - наиболее используемый и наиболее эффективный прием в ответ на плач наряду с такими действенными методами, как пеленание, присутствие человеческого голоса, контакт и визуальная стимуляция (11,34). Эти способы подразумевают относительно большую близость матери и ребенка, обратно пропорциональную распространенности детского плача (11). Вольф (34) заметил, что физиологически значимые вещи, такие как человеческий голос (в сравнении с остальными звуками не человеческого происхождения) и человеческие фигуры (в сравнении с визуальным отвлечением в принципе) становится все более важным методом успокоения уже после второй недели жизни. Дополнительное ношение в экспериментальной группе привело к усилению близости между матерью и ребенком и предоставлению ребенку одновременно физических и психологических способов успокоения.

Однако возможно, эффективность ношения в большей степени объясняется его продолжительностью, нежели самим фактом его применения. В группе дополнительного ношения матерей поощряли к ношению детей на протяжении всего дня, вне зависимости от состояния младенца, а не только в ответ на плач или беспокойное поведение. Предыдущие исследования показали важность окружающих факторов в моделировании раннего детского поведения и в основном были сосредоточены на восприимчивости носящего родителя к сигналам, которые подаются детьми и возможности немедленного реагирования (11,38). Увеличение времени ношения ребенка могло бы помочь матерям немедленно обращать внимание на запросы ребенка и сократить время реагирования на стресс, таким образом синхронизируя общение между матерью и ребенком (38).

Увеличение ношения детей на руках приводит снижению требований младенцев благодаря тому, что младенец находится в состоянии пониженной тревожности. Нежное укачивание новорожденного ребенка, находящегося в люльке или на руках, приводит к сокращению плача. Следовательно, дополнительное ношение младенцев может быть следствием особенно чуткого реагирования родителей на нужды детей и/или снижением уровня мотивации к плачу у детей в течение дня. В этом смысле дополнительное ношение снижает и, возможно, предотвращает поведенческую декомпенсацию, выраженную в плаче и беспокойстве, которая в противном случае имела бы место позднее. Принцип опережающего воздействия ношения на руках может быть особенно важным в период детских колик, когда младенцы ни на что не реагируют, если они уже начали плакать.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ И ЗНАЧИМОСТЬ

Довольно значимые изменения подразумевают, что данный тип плача в первые три месяца жизни младенца является нормой, то есть типичным в рамках стандартных практик ухода за младенцами в нашем обществе. Однако это открытие не означает, что неношение ребенка на себе является неизбежной или значимой причиной плача. Вполне вероятно, что конкретно этот тип плача взаимосвязан с базовыми физиологическими изменениями, и различные практики ухода как раз и призваны справляться с проявлениями этих физиологических изменений. К примеру, изменения в характере плача могут быть вызваны изменениями в нервной системе младенца и ее взрослением, поддерживаемым благоприятным взаимодействием с окружением ребенка (1,3,14). Помимо этого, плач и беспокойство могут быть вызваны раздражающим образованием кишечных газовв результате неполного всасывания углеводорода - проблемы, продолжающей существовать и на третьем месяце жизни ребенка вследствие традиционных приемов вскармливания младенцев (36,43). Каковы бы ни были конкретные трудности, вызванные физиологическими причинами, на поведенческие реакции сильно влияет окружение. Следовательно, нормальный плач скорее представляет собой проблему, обусловленную культурой и традициями, отражающую взаимодействие между биологическими факторами и типичными практиками по уходу за младенцами, принятыми в обществе.

Мы предполагаем, что изменения в практике по ношению младенцев могут иметь важные клинические последствия. Плач новорожденных является адаптационным поведением, призванным усилить близость между матерью и ребенком, а также предоставить младенцу возможность для социального взаимодействия (11,14). Сама эта возможность обычно появляется благодаря наличию правильных эмоционально-мотивационных реакций родителя, ухода и поведения при вскармливании, а также близости между ребенком и родителем (3,11,12). Длительное нахождение ребенка на руках взрослого уменьшает необходимость плача, поскольку родитель и ребенок становятся близки, и нужда в плаче отпадает.

Вдобавок, связанный с этим увеличивающийся период спокойного бодрствования также связан с восприимчивостью и дает возможность зрительного исследования окружающего мира, необходимого для положительного зрительного контакта (25,30). Если детский плач воспринимается окружением как чрезмерный, он становится причиной негативной реакции (12) и увеличивает число обращений в медицинские учреждения. Чрезмерный детский плач приводит к разрушению эмоционального контакта и уменьшению положительных эмоций, к появлению у матерей ощущения, что они не справляются (44,45), к недостаточно глубоким или менее выраженным родительским реакциям (46), а также отдельным эпизодам насилия над детьми (l,16). В клинической практике жалобы на плач чаще всего вызваны проблемами с кормлением или коликами. Поскольку родители обычно склонны воспринимать плач как требование еды, уменьшение плача может уменьшить число причин для введения докорма смесью, прекращения грудного вскармливания или начала раннего прикорма твердой пищей (5,47). Увеличение частоты кормлений, которое отмечается у детей, часто носимых на руках, может также быть причиной раннего набора веса, увеличение периода грудного вскармливания, уменьшение синдрома недостатка грудного молока у матерей, чьи дети находятся на грудном вскармливании (48,49).

Наконец, длительное нахождение ребенка на руках у родителя, особенно если это ношение постоянное, то есть когда ребенок берется на руки заранее, а не потому что заплакал, в течение дня может быть простым нелекарственным средством от колик, поскольку существует близкое сходство между характером плача у здоровых младенцев и у младенцев с коликами, так же как и недостаток свидетельств о каких-либо патологиях у младенцев с коликами (2,7,9). Длительное ношение младенца может иметь входить в число предупреждающих педиатрических рекомендаций. В целом, дополнительное ношение может быть более эффективным подходом к проблемам кормления и плача, чем более традиционная дополнительная бутылочка.

НАША БЛАГОДАРНОСТЬ

Это исследование было произведено при поддержке и частично благодаря гранту от университета МакГилла - Исследовательского института при детской больнице г. Монреаля и Фонда У.Т. Гранта.

Доктор Ханцикер получил награду за исследования от Kredit zur Forderung des akademischen Nachwachses der Erziehungsdirektion des Kantons Zurich. Доктор Барр является научным сотрудником факультета У.Т. Гранта.

Авторы благодарят Хайнца Шписа из Departement d'information et de recherche operationnelle de 1'Universite de Montreal за создание программного обеспечения и обработку информации, Джеймса Хэнли, доктора филосовских наук, за консультации по статистике, Кристу Ханцикер и Донну Штейнберг за сбор данных и реализацию проекта, Анну О'Доннелл за техническую помощь, Марию Шац и Маделейн Рангер за помощь в качестве секретарей. Мы также благодарим докторов Филипа Целацо, Барри Цукермана, Теренса Нолана и Ховарда Фойе за рецензию рукописи.

Библиография

1. Brazelton TB: Crying in infancy. Pediatrics 1962:29:579-588
2. Wessel MA, Cobb JC, Jackson ES, et al: Paroxysmal fussing in infancy. Pediatrics 1954:14:421-434 --
3. Erode RN, Gaensbauer TJ, Hannon RJ: Emotional Expression in Infancy: A Biobehauioral Study. New York, International University Press, 1976, pp 80-85
4. Rebelsky F, Black R: Crying in infancy. J Genet Psychol 1972:121:49-57
5. Bernal J: Crying during the first ten days of life. Dev Med Child Neurol 1972:14:362-372
6. Bax M: Clinical analysis of the cry. Deu Med Child Neurol -1975:17:799-801
7. Paradise JL: Maternal and other factors in the etiology of infantile colic. JAMA 1966:197:123-131
8. Illingworth RS: "Three months colic." Arch Dis Child 1954:29:165-174
9. Meyer JE, Thaler MM: Colic in low birth weight infants. Am J Dis Child 1971:122:25-27
10. Hide DW, Guyer BM: Prevalence of infant colic. Arch Dis Child 1972:57:559-560
11. Bell SM, Ainsworth DS: Infant crying and maternal respon-siveness. Child Deu 1972:43:1171-1190
12. Murray AD: Infant crying as an elicitor of parental behavior: An examination of two models. Psvchol Bull 1979:86:191-215
13. Thoman EB, Acebo C, Becker PT: Infant crying and stability in the mother-infant relationship: A system analysis. Child Dev 1983:54:653-659
14. Lester BM, Zeskind PS: A biobehavioral perspective on crying in early infancy, in Fitzgerald HE, Lester BM, Yog-man MW (eds): Theory and Research in Behavioral Pediatrics. New York, Plenum Press, 1982, pp 133-180
15. Frodi AM: Contribution of infant characteristics to child abuse. Am J Ment Defic 1981:85:341-349
16. Steele B, Pollack C: A psychiatric study of parents who abuse infants and small children, in Heifer R, Kempe C (eds): The Battered Child. Chicago, University of Chicago Press, 1968, pp 89-133
17. Brazelton TB, Robey JS, Collier GA: Infant development in the Zinancanteco Indians of southern Mexico. Pediatrics 1969:44:274-283
18. Goldberg S: Infant care and growth in urban Zambia. Hum Dev 1972:15:77-89
19. Konner MJ: Aspects of the developmental ethology of a foraging people, in Blurton-Jones NG (ed): Ethological Studies of Child Behavior. Cambridge, Cambridge University Press, 1972, pp 285-304
20. Mead M: Sex and Temperament in Three Primitive Societies. London. Routledge & Kegan Paul, 1935
21. Ainsworth DS: Infant development and mother-infant interaction among Ganda and American families, in Leider-man PH, Tulkin SR, Rosenfeld A (eds): Culture and Infancy: Variations in the Human Experiences. New York, Academic Press, Inc, 1977, pp 119-149
22. Koroer AF, Grobstein R: Visual alertness as related to soothing in neonates: Implications for maternal stimulation and early deprivation. Child Deu 1966:37:867-876
23. Korner AF, Thoman EB: Visual alertness in neonates as evoked by maternal care. J Exp Child Psvchol 1970:10:67-78
24. Korner AF, Thoman EB: The relative efficacy of contact and vestibular-proprioceptive stimulation in soothing neonates. Child Dev 1972:43:443-453
25. Gregg CL, Haffner ME, Korner AF: The relative efficacy of vestibular-proprioceptive stimulation and the upright position in enhancing visual pursuit in neonates. Child Dev 1976:47:309-314
26. Thoman EB, Korner AF, Beason-Williams L: Modification of responsiveness to maternal vocalization in the neonate. Child Dev 1977:48:563-569
27. Bims B, Blank M, Bridger WH: The effectiveness of various soothing techniques on human neonates. Psvchosom Med 1966:28:316-322
28. White BL, Castle PW: Visual exploratory behavior following postnatal handling of human infants. Percept Mot Skills 1964:18:497-502
29. Van den Daele LD: Modification of infant state by treatment - - in a rockerbox. J PsycAo^ 4970:74:161-165
30. Fredrickson WT, Brown JV: Posture as a determinant of visual behavior in newborns. Child Deu 197o;46:o79-582
31. Pedersen, DR, Ter Vrugt D: The influence of amplitude and frequency of vestibular stimulation on the activity of two-month-old infants. Child Deu 1973:44:122-128
32. Ter Vrugt D, Pedersen DR: The effects of vertical rocking frequencies on the arousal level in two-month-old infants. Child Deu 1973:44:205-209
33. Pedersen DR: The soothing effect of rocking as determined by the direction and frequency of movement. Can J Behau Sci 1975:7:237-243
34. Wolff PH: The natural history of crying and other vocalizations in early infancy, in Foss BM (ed): Determinants of Infant Behavior. IV. London, Methuen. 1969, pp 81-109
35. Green LW: Manual for scoring socioeconomic status for research on health behavior. Public Health Rep 1970:85:815-827
36. Barr RG, Hanley J, Palterson DK: Does incomplete lactose absorption predispose to crying in normal infants? abstracted. Soc Res Child Deu Program 1983:4:12
37. Barr RG, Kramer MS, Leduc DG, et al: Validation of a parental diary of infant cry/fuss behavior by a 24-hour voice-activated infant recording (VAR) system. Program Ambulatory Fed Association 1982, p 69
38. Sander LW, Stechler G, Burns P, et al: Early mother-infant interaction and 24-hour patterns of activity and sleep. J Am Acad Child Psychiatry 1970:9:103-123
39. Brackbill Y: Cumulative effects of continuous stimulation on arousal level in infants. Child Deu 1971:42:17-26
40. Brackbill Y: Continuous stimulation reduces arousal level:Stability of the effect over time.Child Dev 1973:44:43-46
41. Gordon T, Foss BM: The role of stimulation in the delay of onset of crying in the newbora infant. Q J Exp Psvchol 1966:18:79-81
42. Ourth L, Brown KB: Inadequate mothering and disturbance in the neonatal period. Child Deu 1961:32:287-295
43. Barr RG, Hanley J, Patterson DK, et al: Breath hydrogen excretion in normal infants in response to usual feeding patterns: Evidence for "functional lactase insufficiency" beyond the first month of life. J Pediatr 1984;104:527-533
44. Korner AF: Individual differences at birth: Implications for child care practices. Birth Defects 1974:10:51-61
45. Shaver BA: Maternal personality and early adaptation as related to infantile colic, in Shereslefsky P, Yarrow LJ (eds):Psychological Aspects of a First Pregnancy and Early Post-na'tal Adaptation. New York, Raven Press, 1979, pp 209-215
46. Shaw C: A comparison of the patterns of mother-baby interactions for a group of crying, irritable babies and a group of more amenable babies. Child Care Health Deu 1977;3:1-12
47. Bloom K, McDowell EE: Time-sampling caretaker and infant behaviors in the first five weeks of life. J Psychot 1972;80:111-120
48. De Carvalho M, Robertson S, Friedman A, et al: Effect of frequent breast-feeding on early milk production and infant weight gain. Pediatrics 1983;72:307-311
49. Illingworth RS, Stone DGH, Jomett GH, et al: Self-demand feeding in a maternity unit. Lancet 1952; 1:683-687

ОБ ИЗМЕНЕНИИ МОДЕЛИ ОБЩЕСТВА

...даже полные решимости, мы не можем, несмотря на все наши мечты [об идеальном обществе], все разрушить и начать сначала. Человечество, как экипаж судна в море, который может изменять любую часть корабля, на котором он живет, и может полностью его реконструировать по частям, но не может перестроить все в одночасье.

Стьюдент (Уильям Сили Госсет / William Sealy Gosset)

From Magee B: Philosophy and the Real World. An Introduction to Karl Popper. La Salle, IL, Open Court, 1985.

Copyright 1986 by the American Academy of Pediatrics - Published in PEDIATRICS Vol.77, pages 641-648, No.5 May 1986 Pubblicato su www.portareipiccoli.it con il gentile permesso dell'autore Dott. Urs A.Hunziker, agosto 2002